note del cinema
Ясудзиро Одзу
Photo: criterioncollection (youtube channel)
#1
Ясудзиро Одзу один из самых известных японских режиссеров. Наряду с Куросавой, Миядзаки и Китано он остается проводником в уникальный и манящий мир страны восходящего солнца. Многие знакомы с его творчеством лишь благодаря картине «Токийская история», которая из года в год входит в тройку лучших фильмов по версии журнала «Sight & Sound».
Но за свою карьеру Одзу снял 53 фильма! И, конечно, считать, что, посмотрев лишь одну, упомянутую выше, ленту будет достаточно чтобы понять такого многогранного режиссера будет ошибкой. Поэтому предлагаю познакомиться с его биографией и творчеством, а также разобрать почерк режиссера. Материал по традиции выйдет в двух частях.
Ясудзиро Одзу
Источник: tudosobreseufilme.com
Одзу родился в Токио в 1903 году в семье простого торговца удобрениями. Его детство прошло в обычной деревне, куда ему вместе с мамой и двумя братьями пришлось переехать по наставлению отца. Сам же глава семейства из-за работы остался в столице. Таким образом, воспитанием занималась лишь мать, которой было непросто справится с темпераментом Одзу. В той же деревне он получил начальное образование. Но аттестат ему вручили лишь номинально - из-за плохого поведения Одзу исключили из школы, и дабы не портить репутацию образовательному учреждению, его все-таки выпустили из школы. Одзу никогда не интересовался учебой. Он рос проказником и обожал кино. Он с легкостью мог затеять драку, хотя по воспоминаниям друзей был застенчивым молодым человеком.
В университет Одзу не поступил - не сдал экзаменов. Вместо подготовки, будущий режиссер просиживал штаны в кинотеатре «Минодза», смотря любимые американские картины. Несмотря на тот факт, что в высшем учебном заведении Одзу никогда не был, во многих его картинах присутствует университет либо как место действия («Дни молодости», 1929, «На экзамене-то провалился», 1930) либо же как драматический стимул («Женщина из Токио», 1933, «Единственный сын», 1936). Скорее всего Одзу интересовала тема высшего образования не столько потому что он сожалел об упущенных годах, сколько потому, что получение диплома в Японии было своеобразной путевкой в жизнь. Выпускник университета мог рассчитывать на лучшую жизнь. Но реальность складывалась так, что хорошую работу найти было не возможно, а порой и вовсе приходилось браться за ту, где диплом не требовался вообще. Одзу показывает нам, что порой жертвы матерей во имя учебы сыновей напрасны - в жизни нет никаких гарантий. Одзу не критикует сложившийся уклад, не поднимает социальные вопросы, он просто показывает реальность, что всякое может случиться - это жизнь.
Первая же работа Одзу была связана со школой. Он устроился помощником учителя в глухой деревне, где пил напропалую. Эта привычка у него сохранится на всю жизнь. В 21 год происходит важное событие - отец возвращает семью в Токио, а дядя помогает устроиться ассистентом оператора. Наконец- то, Одзу увидит съемочную площадку, и не просто увидит, а сможет поучаствовать в процессе создания фильмов. А еще будет пить, веселиться и получать за это деньги - чем не работа мечты! Одзу обожал свою неприхотливую работенку - таскать камеру туда-сюда.
Сверху: "Родиться-то я родился, но...", 1932г.
Остальные: "Повесть о плавучей траве", 1934г.
Но все вокруг понимали, что Одзу не оператор, а режиссер. Его видение, насмотренность, начитанность выдавали в нем человека, способного поставить собственную картину. Но Одзу долго не соглашался. То ли из-за любви к непринужденной жизни, то ли из-за застенчивости, в итоге лишь в 1925 году Одзу созрел, чтобы перейти к другой профессии. Он устроился ассистентом Тадамото Окубо - автора развлекательных пошлых комедий. Днем Одзу снимал вульгарные фильмы, а вечером изучал Гриффита.
Фото: Ясудзиро Одзу на съемках
Наконец, у него появилась идея для своего первого фильма в стиле дзидайгэки (исторические картины о самураях). Руководству понравился набросок и Одзу дали разрешение на съемку. Так в 1927 году вышла его первая работа «Меч покаяния».

Система кинопроизводства в Японии была строго разделена на жанры: исторические картины и современные драмы. Фильмы про самураев снимались в Киото, а про семейные злоключения в Токио. Одзу остался в Токио, снимать фильмы в жанре сингэки и был верен этому направлению всю оставшуюся жизнь.

Первые работы Одзу не приносили достаточной прибыли, но были оценены критиками. В его немых картинах еще нет узнаваемого стиля, к которому он придет лишь после войны (японо-китайской). В них изобилует разность планов и ракурсов, сцены могут быть длинными и короткими, с резкими монтажными переходами, которые уже в зрелом возрасте Одзу не использовал. В своих первых работах он просто оттачивал мастерство, экспериментировал как с киноязыком, так и с темами, не претендуя на лавры.
С 1928 -1930 он выпустил 18 картин, а ему было только 27 лет. Постепенно легкое настроение его картин сменяется изображением неприглядной действительности. В картине «Женщина из Токио», 1933 Одзу показывает настоящую семейную драму с трагическим концом: чтобы оплачивать обучение брата Тикако вынуждена работать проституткой. Когда окружению становится известно, чем занимается девушка, брат идет на отчаянный шаг. В этом коротком фильме (48 мин), Одзу задает достаточно быстрый темп повествования, когда одно важное событие следует за другим.
Он подчеркивает эту скорость резкими монтажными склейками, в стиле Эйзенштейна, когда эмоции героев считываются при помощи дополнительных кадров (в этом фильме эту функцию выполняют закипающий чайник и вода). Позже Одзу переработает метод Эйзенштейна, (к которому кстати не испытывал особого пиетета, а больше восторгался Уэллсом) увеличит длину сцены и научит весь мир смотреть на простую вазу, стену или камни.
Во время съемок фильма «Мать нужно любить», 1934 умирает отец Ясудзиро. После его смерти Одзу будет жить с матерью до конца жизни. Он так и не женится, хотя романтические отношения, конечно, будут присутствовать в его жизни. После трагедии в семье, Одзу снимает более мрачные фильмы: «Токийская ночлежка», «Университет - хорошее место», и «Единственный сын», - первая звуковая картина.
Кадры из фильма "Единственный сын", 1936г.
В 1935 году Одзу ставит, возможно, свой самый тяжелый фильм - «Токийская ночлежка». Герои картины будто списаны с персонажей итальянского неореализма - бедные люди пытаются выжить в этом несправедливом мире. Отец с двумя маленькими сыновьями слоняется по окраине города в поисках хоть какого-то заработка. На вопрос голодны ли дети, те отрицательно качают головой - отец понимает, что они лукавят, и просто не хотят его расстраивать. Но дети верят, что завтра все обязательно получится, папа заработает деньги, и они поедят рис. Чем примечательна эта картина, так это способом Одзу раскрыть характер человека, а не выдавить слезу у зрителя. В этом фильме есть и смех, и радость, и вера в лучшее - в общем все, то что есть у каждого человека независимо от социального положения.
«Единственный сын» завершает этап становления Одзу, как режиссера. Кажется, он нащупал свою тему - распад семьи. В поселке живет одинокая женщина с сыном. После смерти отца дела идут совсем худо. Сын с отличием окончил начальную школу, и пора бы продолжить обучение, но денег у матери нет. После разговора с учителем она решает во что бы то ни стало дать образование своему единственному сыну. Эта драма как нельзя лучше показывает сложность взаимоотношений в семье - разные взгляды на жизнь создают пропасть между поколениями. В этой картине также можно заметить характерную для сформировавшегося стиля Одзу «пустую» сцену - после взаимных упреков и разразившегося скандала, режиссер уводит нас с поля битвы: камера показывает часть интерьера - простую перегородку. Мы, как и герои, должны прийти в себя, потому Одзу ставит повествование «на паузу». Просто и гениально.
Слева: "Токийская ночлежка", 1935
По центру: "Токийский хор", 1931
Справа: "Этой ночи жена", 1930
Made on
Tilda