note del cinema
Ясудзиро Одзу
Кадр из фильма "Токийская повесть", 1953г.
#2
С 1937-1939 годы Одзу был призван в армию, шла Японо-китайская война. За это время предпочтения аудитории немного изменились: зритель был готов к правдивому изображению действительности и с удовольствием ходил на фильмы Одзу. Правительство тоже не вмешивалось в творчество вольного художника, так как в этот раз ценность семьи, которую так популяризировало государство, совпала с темами его фильмов.
Вышедшая в 1942 году драма «Был отец», стала определенно вершиной его творчества. В ленте разворачиваются знакомые события - отец старается сделать все, чтобы его сын получил образование и добился успеха. Но в отличие от «Единственного сына» тональность этой картины приглушена, пространство заполнено мягкостью и смирением. Одзу отстраняется от переживаний героев, чтобы точнее передать тоску мальчика по отцу. В этом и кроется мастерство Одзу - незачем изображать напыщенность чувств, когда можно передать всю полноту переживаний даже без слов. Принцип отстранения будет одним из основополагающих в его дальнейших работах.
Кадр из фильма "Был отец", 1942г.
Военные действия, которыми была охвачена Япония с 1937-1945, не прошла и мимо режиссеров. Их отправляли на места сражений, чтобы те снимали патриотические картины, поднимая национальный дух. Одзу всегда сторонился политики, и в этот раз, оказавшись в Сингапуре, вместо того, чтобы рассказывать о доблести солдата, смотрел конфискованные американские картины. Тогда-то он и познакомился с картиной, перевернувшей его представление о кино - «Гражданин Кейн».
Вернувшись в послевоенный Токио, Одзу снимает ряд картин, центральное место среди которых занимает «трилогия Норико» (ее всегда играет лучезарная Сэцуко Хара) - «Поздняя весна», 1949, «Раннее лето», 1950, «Токийская повесть», 1953г. Первое, что бросается в глаза при просмотре новых картин, так это новый образ героини. Помимо того, что теперь женскому персонажу отдано ключевое место, так и сам характер девушки значительно поменялся. Например, Норико, (фильм «Поздняя весна») воспитанная в японских традициях, может позволить себе посидеть в баре с другом отца или провести время наедине с мужчиной, который вот-вот женится на другой. Девушка вольна выбирать жениха и вообще может отказаться от замужества. Другая героиня из этого же фильма прекрасно зарабатывает и может обеспечивать себя сама.
Можно заметить еще одно нововведение в фильмах Одзу - сменился социальный класс его героев: теперь это люди зажиточные, работающие в крупных компаниях и соответственно, зарабатывающие достаточно, чтобы не думать о деньгах (50-60 гг. период «экономического чуда» Японии). Тогда, о чем думать? Конечно, о семье. Только уже не о выживании, а о более приятных вещах, замужестве, например. В общем меняется общество - меняются и герои. В одном Одзу неизменен - его философия принятия жизни и здесь остается краеугольным камнем.
"Трилогия Норико": «Поздняя весна», 1949, «Раннее лето», 1950, «Токийская повесть», 1953.
Самый известный фильм Одзу «Токийская повесть» вышел в1953 году. Для большинства западных зрителей именно эта картина является любимой, тогда как сами японцы выделяют «Позднюю весну». До «Токийской повести» Одзу не снимал таких масштабных произведений, где в небывалый для него длинный хронометраж укладывалась пусть и камерная, но все же полная событий, разных характеров и композиционно законченная история.
Кадр из фильма "Токийская повесть", 1953.
С середины 50-х начинается новый этап в творчестве Одзу. Настроение его фильмов резко меняется: добрые, домашние драмы стали острее. От шуток и иронии не осталось и следа, герои будто оказались в новой реальности - безрадостной и мрачной. Отличным примером может служить драма «Токийские сумерки», 1957г. Две сестры живут с отцом, а о маме они толком ничего и не знают. Старшая сестра ушла от мужа с маленьким ребенком, младшая забеременела и думает об аборте. В один день старшая дочь узнает, что их мама живет совсем недалеко от них. Подобных трагических завязок в фильмах Одзу было предостаточно - герои и убивались, и замуж не по любви выходили и детей бросали. Но при всей драматичности событий в персонажах жила надежда на лучшее, вера в завтрашний день. В новых картинах этого нет. По традиции в конце фильма герои произносят возвышенную речь, но в атмосфере безысходности эти слова мало что значат.
В 1958 году выходит первая цветная картина Одзу «Цветы праздника Хиган», а следующие три фильма: «Доброе утро», «Плавучие водоросли» и «Поздняя осень» являются ремейками его более ранних работ. Даже в картине «Доброе утро», 1959г. - новой версией ленты «Родиться-то я родился, но...», больше нет той знакомой нам лёгкости и игривости.

Строгость поздних фильмов Одзу, конечно, никак не сказалась на их ценности. Это полные жизни и мудрости картины, в центре которых тот же простой человек, который живет как умеет, и пытается принять все невзгоды с достоинством. Но это уже другие фильмы. В них больше привычной для нас реальности, меньше традиционных поклонов, больше жестокости и интимности, и даже есть сцена с поцелуем. И в то же время герои продолжают с удовольствием пить саке, переводить тексты, ходить в театр и, конечно, размышлять о жизни.
Лишь в последних картинах Одзу: «Поздняя осень», «Осень в семействе Кохаягава» и «Вкус сайры» возвращается привычная для нас атмосфера теплой семейной драмы. В «Поздней осени» (ремейк «Поздней весны») мы вновь видим Сацуко Хару, только теперь она играет мать, которая хочет выдать свою дочь замуж. В фильме чувствуется умиротворенность, герои вновь шутят (у Одзу было прекрасное чувство юмора) и, конечно, извлекают определенный жизненный урок.
Две другие картины ничем не уступают ни по качеству, ни по вовлеченности в сюжет: все те же семьи, и те же проблемы. Техника съемки также осталась неизменной. Привычный для японцев ракурс: 'человек - сидящий' для Одзу был всегда в приоритете. Одни и те же локации: дом, бар, офис (место работы), бар, дом. Особое место отдано поездам: если герои не пассажиры, то живут вблизи станции, либо наслаждаются поездами из окна. Герои предпочитают виски, любят гольф и бейсбол, и в целом американская культура является частью мира Одзу. Отдельное место, конечно, отдано природе: реки, деревья, камни. Как правило, в этих местах персонажи размышляют о вечном, делятся самым сокровенным. Таким образом, вселенная Одзу достаточно компактна и закрыта, как и сама Япония.
Одзу снял десяток картин на одну тему, лишь меняя местами героев. То он покажет страдания отца, то дочери, то обратится к материнской боли. Отношения в семье, ее распад в самых разных проявлениях, всегда интересовали режиссера больше всего остального. Возможно потому, что семья - это главное для человека. По определенным причинам Одзу вырос без отца, а когда в 1962 году умерла его мама, то сам он пережил ее лишь на два года. После ее кончины Одзу заболел раком и в день своего 60-летия, 12 декабря, скончался.
Кадры из фильмов: сверху "Поздняя осень", 1960;
снизу "Осень в семействе Кохаягава", 1960.
За свою творческую жизнь Ясудзиро Одзу ни разу не получил «Оскар», «Золотую пальмовую ветвь» или другую международную награду. Но все те триумфаторы, которые когда-то стояли с наградами на сцене, неизменно упоминали имя скромного японского классика. Его техника съемки и тема были неизменны, лица актеров узнаваемы, сюжет он не любил вообще и начинал писать с диалогов. Учась снимать фильмы на американских картинах, Одзу выработал свой уникальный стиль, и остался в нашей памяти как самобытный, яркий режиссер.
Кадры из фильмов: Слева: "Плавучие травы", 1959;
По центру: "Токийские сумерки", 1957;
Справа: "Вкус сайры", 1962.
Made on
Tilda