note del cinema
Федерико Феллини
От кризиса "Сладкой жизни" к триумфу "8 1/2"
«Сладкую жизнь» Федерико Феллини освистали в Италии.
Католики называли этот фильм омерзительным, парламент считал, что фильм стоит запретить, простые зрители – что их одурачили. Сам режиссер в споры не вступал. Поначалу он попытался поговорить с архиепископом Милана, но тот отменил аудиенцию. Больше Феллини никаких попыток пойти навстречу разъярённой толпе не принимал.
Международное общество разделилось на два лагеря: в Каннах фильм получил главный приз, позже «Оскар» и множество других наград, но, например, в Испании его запретили. Постепенно Феллини был реабилитирован в глазах итальянцев. Но на это ушло несколько лет. А пока Федерико в глубочайшем кризисе. Он посещает психотерапевта Бернхарда, постоянно что-то рисует, практически не общается с Джульеттой. И самое страшное – он ничего не снимает. Материала много, а вдохновения нет. Он нуждался в новой форме повествования. Осмысливая свое творчество, Федерико все больше предавался воспоминаниям.
Когда режиссер отдыхал на термальных водах, его вдруг осенило: а что если положить в основу сюжета ощущения человека в кризисе? Что если предложить зрителю два мира: реальный и ирреальный? Первый – это все взаимодействия героя с внешними раздражителями: друзьями, женой, любовницей. Второй –фантазии, сны, воспоминания. Вот та новая формула, которую так искал Феллини.
Он делится идеей с другом, соавтором самых сильных фильмов Федерико - Эннио Флайяно, и тот сразу же приступает к работе. В первую очередь, Феллини отталкивается от героев. Он хотел, чтобы в фильме был целый букет самых разных персонажей: от классической жены и любовницы, до проститутки «с формами», от клоунов до ангела-хранителя. Без епископа на «мерседесе» тоже не обойтись. В связи с этим фактом невозможно не упомянуть момент из воспоминаний режиссера: после «Сладкой жизни» одна дамочка на «мерседесе» ухитрилась взять Федерико крепко за галстук и наговорить таких гадостей, что его последующая депрессия вполне объяснима.
Во время обсуждения сюжета Федерико наконец произносит то, что дает ему толчок к созданию великой картины: «Он (Гвидо Ансельми) больше не опасается ни осуждения, ни наказания церкви. Он чувствует себя свободным. Его внезапная слабость, малодушие, бессилие толкнут его, словно ветерок, на путь творчества, света и любви. В конце концов он сделает свой фильм в состоянии радости, ясности и спокойствия».
Но даже во время написания сценария Феллини еще не уверен в замысле. Он паникует и готов отложить фильм. Но вот незадача: съемочная группа, которая не знала, что творится у Феллини в голове, спокойно работала над фильмом и один из машинистов как-то произнес: «Это будет великий фильм, Dottore! Ваше здоровье! Да здравствует „Восемь с половиной"!». Так родилось название картины, а режиссер наконец-то приступил к съемкам.
Фильм «8 ½» был принят с любовью. Его хвалили и зрители, и критики. Куда бы съемочная группа не приехала – их чествовали, как самых дорогих гостей. Фильм получил награды в СССР, в Америке, в Японии, и в странах Европы. А Федерико и Джульетта после шумихи, связанной с выходом фильма, переезжают в тихое местечко под Римом, где великий режиссер начнет готовить новую картину для своей любимой жены.

"8 1/2"
Made on
Tilda